Валентин Александрович Серов Иван Иванович Шишкин Исаак Ильич Левитан Виктор Михайлович Васнецов Илья Ефимович Репин Алексей Кондратьевич Саврасов Василий Дмитриевич Поленов Василий Иванович Суриков Архип Иванович Куинджи Иван Николаевич Крамской Василий Григорьевич Перов Николай Николаевич Ге
 
Главная страница История ТПХВ Фотографии Книги Ссылки Статьи Художники:
Ге Н. Н.
Васнецов В. М.
Касаткин Н.А.
Крамской И. Н.
Куинджи А. И.
Левитан И. И.
Малютин С. В.
Мясоедов Г. Г.
Неврев Н. В.
Нестеров М. В.
Остроухов И. С.
Перов В. Г.
Петровичев П. И.
Поленов В. Д.
Похитонов И. П.
Прянишников И. М.
Репин И. Е.
Рябушкин А. П.
Савицкий К. А.
Саврасов А. К.
Серов В. А.
Степанов А. С.
Суриков В. И.
Туржанский Л. В.
Шишкин И. И.
Якоби В. И.
Ярошенко Н. А.

Глава V. Веяния нового времени

Когда Великая Октябрьская социалистическая революция поставила перед Петровичевым вопрос, с кем ему быть, сомнений у художника не было. Выходец из народа, он без колебаний принял революцию.

Трудности гражданской войны, голод, разруха не ослабили творческого энтузиазма художника. Он по-прежнему много и увлеченно работает.

С этюдником в тамбурах переполненных поездов, на лошадях, а где и пешком он снова отправляется в Ростов Великий, г. Владимир, Сергиев, Кусково, Мураново, Останкино.

13 августа 1918 года художник писал своей жене из г. Владимира: «Приехал во Владимир благополучно... Поезд из Москвы отошел в 8 часов вечера, попал на него кой-как, и больше не дай бог попасть на такой поезд. Это что-то невероятное, мне еще никогда так скверно не приходилось езжать... Мы с тобой ездили, ну, человек 10—12 в купе, это считалось очень много, но с этим поездом было человек 20—22 в каждом купе да еще, прибавь, проход набит был, что свободно руками двигать нельзя, люди буквально задыхались, площадки, переходы, ступеньки и крыши вагонов были переполнены. Мне пришлось поместиться на площадке, с обеих сторон двери раскрыты и дверь в соседний вагон тоже, стекло разбито, и нас поместилось на такой маленькой площадке 15 человек, и всю дорогу до самого Владимира не пришлось ни на одну минуту присесть, всю дорогу на ногах и на сквозном ветру. Когда я сошел на платформу во Владимире, то у меня ноги были как деревянные и я не мог двигаться несколько минут...»1.

Кусково. Голубой зал Шереметевского дворца. Масло. 1918.

В первые послереволюционные годы Петровичев — общественный деятель был так же активен, как и живописец.

«Художник Петровичев как член объединения художников «Изограф», — читаем мы в одном из сохранившихся документов, — с 1917 года работал в активе комиссии охраны памятников искусства и старины Московского Совета рабочих депутатов и в отделе пластических искусств Комиссариата имуществ Республики. В 1919 году был делегатом Союза русских художников на 1-й выставке картин отдела Изо Наркомпроса»2.

Одной из задач того времени было сохранение памятников русской культуры. Именно в эти годы (1918—1928) Петровичев создал один из своих замечательных циклов — серию интерьеров дворцов-музеев в Кускове и Останкине и Дома-музея Ф.И. Тютчева в Муранове. «Мне захотелось запечатлеть дворец-музей в Кускове и другие музеи, ставшие после революции достоянием народа», — вспоминал впоследствии Петровичев.

Художник был обеспокоен судьбой памятников русской культуры, которые в трудные для молодого Советского государства годы подвергались опасности разрушения. Нужно было средствами искусства раскрыть широким массам уникальную ценность памятников, убедительно донести мысль о том, что шедевры, созданные гением народа в дореволюционную эпоху и ставшие достоянием народа, должны бережно сохраняться.

За уроком рисования. Масло. 1919

И Петровичев изображал в своих картинах памятники русской культуры, показывал свои полотна на первых послереволюционных выставках.

Любовно, с документальной точностью и большой достоверностью воссоздает художник в своих полотнах характер музейных интерьеров, предметы дворцовой обстановки, находит интересные композиционные приемы и колористические решения, выбирает различные точки зрения, при которых зрителю открываются то парадные залы, то интимные уголки комнат.

Петровичев умело передает впечатление от того или иного интерьера. В одном из них — радостное звучание солнечных лучей, льющихся из окон дворца («Красная гостиная», 1920), в другом — мягкое освещение, создающее настроение тишины и покоя («Интерьер. Кусково», 1926). Все это достигается трепетной, «петровичевской» живописью. И что очень важно отметить — в каждом из интерьеров ощущается присутствие человека. Этими качествами отличаются лучшие работы серии «Кусково»: «Кусково. Голубой зал Шереметевского дворца» (1918), «Ковровая гостиная в музее Кусково» (1923), «Интерьер. Кусково» (1926), «Картинная галерея в доме Шереметева в Кускове» (1928).

В начале 20-х годов Петровичев вместе со своими старыми друзьями — единомышленниками в искусстве — А.Е. Архиповым, А. М. и В.М. Васнецовыми, К.А. Коровиным, Н.П. Крымовым, С.Т. Коненковым, С.В. Малютиным, Ф.А. Малявиным, Л.В. Туржанским и К.Ф. Юоном продолжал участвовать в выставках Союза русских художников. Союз как творческая организация просуществовал до 1923 года. Петровичев принял участие в XV выставке (1918), XVI (1922) и весенней 1923 года (XVIII по счету), явившейся последней выставкой Союза.

Успенский собор во Владимире. Масло. 1912

Работы, показанные на этих выставках, по преимуществу отражают жизнеутверждающее настроение художника: «Красные розы» (1917), «Зима» (1918), «Ветреный день» (1920), «Весна» (1921), «Цветущие яблони» (1922), «Цветущий май» (1923), «Весна в парке» (1923).

Петровичеву импонировали задачи, которые вставали перед молодым советским искусством. В 1922 году новое творческое объединение Ассоциация художников революционной России (АХРР) призвало мастеров искусства «художественно-документально запечатлеть величайший момент истории в его революционном порыве»3.

Находясь, как всегда, в самой гуще художественной жизни Москвы, Петровичев в 1922 году стал участником выставки АХРР «Жизнь и быт рабочих».

Произведения живописца, представленные на ней, были непосредственным откликом на запросы времени. В 1922 году он пишет «Московский Кремль» и «Завод Гужона». Надо, однако, отметить, что полотна эти носили чисто этюдный характер, они создавались как подготовительный материал к будущим произведениям. Художник стремился передать в них прежде всего внешние приметы времени.

В 1924 году Петровичев принял участие в первой передвижной советской художественной выставке, которая была открыта в США. Около тысячи произведений ста художников Москвы и Петрограда было отобрано и послано в Америку. И несмотря на трудности транспортировки картин и устройства экспозиции (выставка была размещена в большом зале двенадцатого этажа одного из нью-йоркских небоскребов), успех выставки был весьма значительным. Она имела большую популярность среди американской публики, крупные нью-йоркские газеты и журналы посвящали ей целые полосы с репродукциями произведений. «В этом Нью-Йорке, — писал о выставке художник С.А. Виноградов, — спешащем, бегущем за долларом, и, кажется, только за долларом, с его вечным лязгом, жвачкой резины, проявленный интерес к русской выставке надо признать огромным моральным успехом»4.

Отцветший сад. Масло. 1919

Выставка из Советской России показала, что революция не только не уничтожила ценности национальной культуры, как о том трубила на все лады реакционная печать Америки, но, напротив, сохранив их, сделала достоянием народа.

К 1927 году отношения Петровичева с АХРР осложнились. Объединение молодежи Ассоциации художников революционной России (ОМАХРР), значительная часть которого состояла из учащихся Вхутеина (Высшего художественно-технического института), объявило себя единственным представителем «пролетарского искусства» и настаивало на перестройке АХРР в пролеткультовском духе. Одним из принципов этой перестройки было отрицание достижений искусства прошлого.

В этих условиях в АХРР становилось все труднее работать старшему поколению мастеров изобразительного искусства, пришедшему в эту организацию после долгих лет пребывания в Товариществе передвижных художественных выставок и других объединениях реалистов. В результате в 1927 году из АХРР вынуждены были выйти старейшие мастера живописи Н.А. Касаткин, М.М. Зайцев, С.В. Малютин, Л.В. Туржанский, М.Х. Аладжалов. Вместе с ними вышел из АХРР и Петровичев. Живописцы эти были близки не только своими взглядами на искусство, их связывала старая творческая дружба, участие в выставках Товарищества и Союза русских художников. Выйдя из АХРР, они решили создать свое объединение, назвав его Объединением художников-реалистов (ОХР). В Каталоге первой выставки объединения указывалось, что оно возникло с целью продолжать реалистическое направление Товарищества передвижных художественных выставок и Союза русских художников.

Петровичева по-прежнему влечет к себе русская природа — неповторимая прелесть подмосковных березовых рощ, простор волжских берегов, дорожки, бегущие к деревням, все эти места, изъезженные и исхоженные, до самозабвения любимые им.

Автопортрет. Масло. 1920

Пейзажи Петровичева 20-х годов проникнуты особым поэтическим очарованием. Они во многом созвучны лирике Тютчева. Так же, как и Тютчев, художник показывает природу одушевленным, разумным существом. В его пейзажах она радуется и торжествует, бывает суровой и грозной, становится тихой и задумчивой. Любовь к творчеству Тютчева привил Петровичеву его учитель. «Читал Левитан очень хорошо и очень просто... Тютчева, Некрасова»5. По воспоминаниям современников Петровичева, Тютчев был любимым его поэтом, некоторые стихи пейзажист знал наизусть и в кругу близких людей декламировал.

С лирикой Тютчева связано появление в 20-х годах таких произведений художника, как «Весна» (1921), «Осень. Последние лучи солнца» (1922), «Цветы на окне» (1926), «Пристань на Волге» (1926), «Май. Деревня» (1927), «Осенний этюд» (1927), «Март» (1927), «Осень. Мельница» (1930).

В пейзаже «Осень. Последние лучи солнца» Петровичев обращается к своему излюбленному мотиву. Но, пожалуй, никогда еще с такой проникновенной глубиной не изображал художник прелесть осенней природы. В этом сказалась и любовь к теме, постоянно будившая творческую мысль, и то, что в сознании живописца к этому времени сложился поэтический образ русской осени.

В пейзаже нет каких-либо необычных композиционных или живописных приемов. На переднем плане изображена большая поляна, на которую легли прозрачные холодные тени от окаймляющих ее кустарников, молодых сосен и елей. Вся левая сторона пейзажа с молодым березняком освещается лучами заходящего солнца. Его свет играет на ослепительно-желтой листве, багряном кустарнике, пожелтевшей траве. В этом, как, впрочем, и в других пейзажах, созданию впечатления воздушности и глубины способствует особый живописный прием художника: форма предметов лепится небольшими плотными, словно светящимися изнутри мазками, они дают возможность ощутить живую ткань природы, ее теплое дыхание.

Поэтически торжественный строй пейзажа близок образам тютчевского стихотворения:

Есть в светлости осенних вечеров
Умильная, таинственная прелесть:
Зловещий блеск и пестрота дерев,
Багряных листьев томный, легкий шелест...

Иной угол зрения выбирает художник для показа волжского пейзажа. Здесь его волнует тема служения природы человеку, и, изображая в пейзаже «Пристань на Волге» русскую красавицу-реку, он трактует ее как реку-труженицу.

Петровичева всегда пленяли волжские мотивы. Известно также, что художник писал их немало. Но сейчас ему казалось, что Волга как-то особенно радостна и деловита, словно стремится помочь человеку в строительстве новой, счастливой жизни.

Для пейзажа был выбран горизонтально вытянутый формат холста, он давал возможность подчеркнуть широту речного простора.

Осенний пейзаж. Масло. 1920

...Большая масса воды протянулась слева направо, оставив вдали лишь узкую освещенную прибрежную полосу, а на переднем плане — распластавшийся песчаный берег с людьми, телегами, баржами, живущий своей будничной, трудовой жизнью.

Художник выбирает для показа такое состояние дня, которое позволяет цветом передать радостное, мажорное настроение.

Светло-голубое небо с плывущими облаками противопоставляется темной фиолетово-синей глади воды. А на переднем плане контрастом воде дается ярко освещенный охристо-желтый берег. Цветовое разнообразие коричневых, красных, оранжевых, белых пятен переднего плана (лошадки с телегами, постройки на баржах, небольшие будки на пристанях) передает настрой полнокровной трудовой жизни.

И здесь снова сами собой напрашиваются строки лирики Тютчева, которым так созвучен пейзаж «Пристань на Волге»:

Сияет солнце, воды блещут,

На всем улыбка, жизнь во всем,

Деревья радостно трепещут,

Купаясь в небе голубом.

Поют деревья, блещут воды,

Любовью воздух растворен,

И мир, цветущий мир природы,

Избытком жизни удоен.

В 30-е годы многие мастера живописи, скульптуры, графики создали свои лучшие произведения. Большую роль в творческой консолидации деятелей изобразительного искусства сыграло Постановление ЦК ВКП(б) от 23 апреля 1932 года «О перестройке литературно-художественных организаций».

Как и многие коллеги по искусству, Петровичев, вдохновленный небывало бурным ростом промышленности в нашей стране, в 1934—1936 годах неоднократно ездил в Мариуполь на металлургический комбинат, на завод «Азовсталь», на Сталинградский тракторный завод. «30-е годы были связаны с поездками по стране, с творческими командировками — в Среднюю Азию, в Мариуполь, на «Азовсталь», в Донбасс, на строительство Сталинградского тракторного завода, — вспоминала жена художника Ольга Эрнестовна. — В этих поездках условия были тяжелые с ночлегом и питанием, слал тревожные письма с просьбой присылки денег, скучал... но неизменно привозил много работ»6. Каждый из этих многочисленных этюдов, иногда писавшихся по нескольку сеансов, представляет несомненную ценность. В них проявилось умение живописца передать впечатление от увиденных гигантов советской металлургии. Художник почувствовал размах, эпическую мощь новостроек. Он находил в этюдах красивый ритм силуэтов дымящихся труб и колористическое звучание, отвечавшее той или иной задаче. Однако создать в этой серии обобщенный образ индустриального пейзажа Петровичеву не удалось. Большинство работ в своей основе страдало репортажностью, передачей чисто внешнего впечатления и потому могло служить лишь материалом для будущих произведений.

Один из первых исследователей творчества Петровичева Л.М. Тарасов, рассматривая его индустриальную серию и, в частности, картину «Порт Мариуполь» (1934), справедливо отмечал: «В 1934 году Петровичев получил творческую командировку в Донбасс. Он работал в Мариуполе, писал завод «Азовсталь». После поездки им была исполнена большая картина «Порт Мариуполь», в которой художник стремился воссоздать облик индустриального рабочего города, размах социалистического строительства. Картина, развернутая как мощная, всеобъемлющая панорама, интересна по замыслу. Но присущие Петровичеву черты, придающие неотразимую прелесть чистым, лирическим пейзажам, оказались в новой картине неуместными. Художник сумел показать размах строительства города, но только внешне»7.

Следует, однако, иметь в виду, что работа художника над индустриальной серией завершена не была. Она явилась лишь той прелюдией, которая позволяет вжиться в тему, в ее художественно-образную сущность.

К осени. Масло. 1921

Известно, что Петровичев считал свою работу над индустриальными пейзажами незавершенной и намеревался вернуться к этой большой теме. Но в конце 30-х годов здоровье художника резко ухудшилось, ему уже трудно было совершать дальние поездки, кроме того, много времени и энергии отнимала напряженная педагогическая деятельность. Однако, когда художник обращался к любимым и близким сердцу мотивам, его неизменно ожидали творческие удачи. Так, например, родились небольшие пейзажи ленинской серии.

Работу над пейзажами, связанными с местами жизни и деятельности В.И. Ленина, художник начал еще в конце 20-х годов, написав «Дом, где родился В.И. Ленин. Ульяновск» (1928). В 30-е годы он продолжил работу над этой глубоко волновавшей его темой: создал несколько изображений Дома-музея В.И. Ленина в Ульяновске и тех уголков города, которые связаны с именем вождя революции: «Ульяновск. Дом, где прошло раннее детство В.И. Ленина» (1934), «Комната В.И. Ленина в доме Ульяновых в Ульяновске» (1934), «Комната А.И. Ульянова в Ульяновске» (1934).

Примечательным в этих работах является то, что, передавая с необходимой точностью и бережливостью обстановку, вещи, принадлежавшие В.И. Ленину в семье Ульяновых, ставшие драгоценными реликвиями человечества, Петровичев сумел внести в них ощущение незримого присутствия самого Ильича.

Эти полотна — интерьеры и пейзажи — проникнуты теплым чувством, в них ощущается трепетное отношение художника к натуре.

Подмосковные сосны (Малаховка). Масло. 1922

Примером может служить работа «Ульяновск. Дом, где прошло раннее детство В.И. Ленина». Изображен уголок Ульяновска, небольшой двухэтажный дом, фасад которого освещен ярким весенним солнцем. Его охристо-оранжевый цвет приобретает еще большую теплоту рядом с голубой лазурью неба. О приближении весны говорят и потяжелевшие шапки снега на крыше крыльца и воротах, и длинные прозрачные голубые тени, пересекающие улицу, и потемневшая от вешних вод дорожка.

Благодаря яркой, сочной живописи этот небольшой пейзаж окрашен теплым, лирическим, радостным настроением, проникнут ожиданием весеннего пробуждения природы.

В 1936 году Комитет по делам искусств приглашает Петровичева как известного старейшего художника на преподавательскую работу в Московское художественное училище памяти 1905 года.

Много времени и энергии отдает живописец педагогической работе, передавая свой богатый опыт молодежи. Но и будучи занятым в училище, он не оставляет живописи: пишет натюрморты, продолжает работать над интерьерами, выезжая в Кусково, Мураново (Дом-музей Ф.И. Тютчева), в Клин (Музей П.И. Чайковского).

Кусково. Комната Параши. Масло. 1922

Вероломное нападение фашистской Германии на нашу Родину, начало Великой Отечественной войны нарушило творческие планы художника.

Движимый патриотическими чувствами, в трудное для страны время Петровичев ведет большую общественную работу, возглавляя организованную при училище Студию военных художников.

В период Великой Отечественной войны советские художники оружием искусства помогали громить ненавистного врага. Открывшаяся в 1943 году Всесоюзная художественная выставка «Великая Отечественная война» была ярким свидетельством выполнения ими высокого гражданского долга. На этой выставке появились произведения, созданные в первые годы войны и ставшие ныне классикой советского искусства, — «Фашист пролетел» А.А. Пластова, «Парад на Красной площади в Москве 7 ноября 1941 года» К.Ф. Юона, «Окраина Москвы» А.А. Дейнеки, «Александр Невский» П.Д. Корина. На этой же выставке вместе со старейшими русскими пейзажистами В.Н. Бакшеевым, Н.П. Крымовым, И.Э. Грабарем. В.К. Бялыницким-Бируля показывает свое произведение «Дом П.И. Чайковского в Клину» Петровичев.

«Пейзаж родины на выставке, — отмечалось во вступительной статье каталога, — приобрел огромную действенную и познавательную силу. В этих бесконечно близких образах русской природы — пафос жизни, преодолевающей смерть»8.

Трудности первых военных лет не сломили духа художника, он оставался в Москве и твердо верил в могущество своей Родины, силу советского народа и его конечную победу. Эту веру и безграничную любовь к Родине он своими произведениями нес людям.

Осень. Последние лучи солнца. Масло. 1922

Петровичеву исполнилось семьдесят лет, но по-прежнему полнокровным ощущением жизни были наполнены его работы — «Цветущий май» (1943), «Вид на Москву с Ленинских гор» (1943), «Март» (1945), «Картинная галерея во Дворце-музее в Останкине» (1945). Работы художника неизменно продолжали появляться на крупных московских выставках. В 1945 году его произведения были включены в экспозицию большой выставки «Шедевры русской архитектуры», в которой приняли участие многие видные советские пейзажисты.

Шли годы. Победоносно завершилась Великая Отечественная война, началась мирная жизнь. Петровичев чувствовал необходимость подвести итоги своей многолетней творческой деятельности — ведь после первой персональной выставки 1917 года прошло почти тридцать лет. За это время многое художником было переосмыслено, создано значительное число произведений, накопился огромный опыт. Что нового появилось в творчестве живописца, чем обогатилось мастерство пейзажиста, что еще необходимо сделать для совершенствования искусства? Ответы на эти вопросы дала вторая персональная выставка Петровичева, открывшаяся 24 апреля 1946 года в Центральном Доме работников искусств в Москве.

К выставке «он много готовился и много переживал, она была итогом его творческой деятельности»9. И не случайно выставка привлекла к себе большое внимание и явилась значительным событием в художественной жизни Москвы первых послевоенных лет. Масштаб ее сравнительно небольшой экспозиции (сто сорок семь работ) объяснялся отсутствием необходимой выставочной площади. Кроме того, в те годы было очень сложно собрать произведения, находившиеся в различных музеях страны. И все же выставка давала представление о творчестве живописца.

Большую часть экспозиции заняли работы 1917—1946 годов. Шире показать творчество советского периода — была главная цель выставки.

Экспозиция говорила о том, что многолетний путь художника отмечен значительными завоеваниями. Заметно расширился диапазон содержания пейзажей. Наряду с изображениями «чистой» природы и памятников древнерусской архитектуры появились интерьеры Кускова и Останкино, картины, показывающие места жизни и деятельности В.И. Ленина, Л.Н. Толстого, П.И. Чайковского, Ф.И. Тютчева. Экспонировались индустриальные пейзажи. Выставка давала возможность судить о том, как совершенствовался пластический язык художника, особенно его живопись: она стала богаче по восприятию цвета, позволяла многограннее отражать окружающую жизнь, вызывая при этом чувство эстетической радости.

Во вступительной статье каталога выставки интересными мыслями о творчестве художника поделился искусствовед А.Г. Ромм. Он писал: «Петровичев — реалист русского пейзажа с глубоким чувством родной природы. Но это реализм особого, «фольклорного» склада, родственный русскому народному искусству, и кажется, что в искусстве Петровичева сопряжены две стихии: одна зародилась в недрах узорчатого и цветистого старинного художества, колыбелью другой была русская пейзажная живопись, непосредственно правдивая и задушевная. Взаимосвязь этих трудно соединимых начал — существенная черта Петровичева.

Последние лучи. Масло. 1922

И далее. В интерьерных картинах последних лет с особой ясностью проявилось колористическое мастерство П.И. Петровичева — художника искреннего и самобытного. Без внешних эффектов, без стилизаторства выразил П.И. Петровичев в этих интерьерах, как и в своих архитектурных пейзажах, свое чувство истории, свое преклонение перед художественными ценностями русской старины. Художник, работающий на подобные темы, одушевленный такими чувствами, вершит патриотическое дело. П.И. Петровичев занимает достойное место в нашей художественной среде — не только как отличный живописец, но и как один из зачинателей особой линии русского архитектурного пейзажа. Как известно, эта линия получила широкое развитие в советской живописи последних лет. [...] Работы П.И. Петровичева имеют, таким образом, немалое значение для нашей современности»10.

В конце 1946 года здоровье художника резко ухудшилось, а 4 января 1947 года он умер.

После смерти Петровичева интерес к его творчеству не ослаб. Доказательством этому служила выставка его произведений, открывшаяся в 1959 году. Она была наиболее представительной по показу работ художника: в ее экспозиции было представлено двести семьдесят восемь произведений живописи и графики почти за шестьдесят лет творческого пути живописца. Большой общественный резонанс выставки явился еще одним свидетельством интереса к искусству этого замечательного художника.

Высокая оценка его творчеству была дана в журнале «Искусство», газете «Московская правда», по материалам выставки Академия художеств СССР издала альбом репродукций произведений живописца11.

Искусствовед М.П. Сокольников справедливо отмечал, что искусство художника «зовет нас еще проникновеннее любить родину, ее народ и историю и в непрестанном общении с ее природой находить вечный, неиссякаемый источник жизнеутверждающей и возвышающей силы»12.

Примечания

1. Письмо П.И. Петровичева О.Э. Петровичевой. 13 августа 1918 г. Архив семьи художника.

2. Удостоверение, выданное П.И. Петровичеву объединением художников-реалистов 29 мая 1930 г. Архив семьи художника.

3. Цит. по: Борьба за реализм в искусстве 20-х годов. Материалы, документы, воспоминания. М., «Советский художник», 1962, с. 120.

4. Сергей Виноградов. О выставке русского искусства в Америко. — «Перезвоны», 1925, № 1, с. 14.

5. Б.Н. Липки н. Из моих воспоминаний о Левитане. В кн.: И.И. Левитан. Письма, документы, воспоминания. М., «Искусство», 1956, с. 214.

6. О.Э. Петровичева. Воспоминания о моем муже. Рукопись. 1967—1968 гг. Архив семьи художника.

7. Л. Тарасов. Петр Иванович Петровичев. М., «Искусство», 1951, с. 28.

8. А. Замошкин. Вступительная статья к каталогу выставки «Великая Отечественная война». М., Комитет по делам искусств при СНК СССР, ГТГ, 1943, с. 24.

9. О.Э. Петровичева. Воспоминания о моем муже. Рукопись. 1967—1968 гг. Архив семьи художника.

10. А. Ромм. Вступительная статья к каталогу выставки П.И. Петровичева. М., Главное управление учреждениями изобразительных искусств Комитета по делам искусств при Совете Министров СССР, Московский Союз советских художников, 1946, с. 6—8.

11. См.: Н. Соболевский. Певцы родной природы. — «Искусство», 1959, № 7; И. Колчина. На полотне — Русь. Выставка работ П.И. Петровичева и Л.В. Туржанского. — «Московская правда», 1959, 20 марта; Петр Иванович Петровичев и Леонард Викторович Туржанский. М., Изд-во Академии художеств СССР, 1960.

12. М. Сокольников. Петр Иванович Петровичев. 1874—1947. Каталог выставки. М., Оргкомитет Союза художников РСФСР, Московское отделение Союза художников РСФСР, 1959, с. 8.

 
 
Пейзаж с прудом
П. И. Петровичев Пейзаж с прудом
Вид Москвы с Воробьевых гор
П. И. Петровичев Вид Москвы с Воробьевых гор, 1936
Река осенью
П. И. Петровичев Река осенью, 1926
Ночь
П. И. Петровичев Ночь, 1910
В старом парке. Царицыно
П. И. Петровичев В старом парке. Царицыно, 1929
© 2019 «Товарищество передвижных художественных выставок»