Валентин Александрович Серов Иван Иванович Шишкин Исаак Ильич Левитан Виктор Михайлович Васнецов Илья Ефимович Репин Алексей Кондратьевич Саврасов Василий Дмитриевич Поленов Василий Иванович Суриков Архип Иванович Куинджи Иван Николаевич Крамской Василий Григорьевич Перов Николай Николаевич Ге
 
Главная страница История ТПХВ Фотографии Книги Ссылки Статьи Художники:
Ге Н. Н.
Васнецов В. М.
Касаткин Н.А.
Крамской И. Н.
Куинджи А. И.
Левитан И. И.
Малютин С. В.
Мясоедов Г. Г.
Неврев Н. В.
Нестеров М. В.
Остроухов И. С.
Перов В. Г.
Петровичев П. И.
Поленов В. Д.
Похитонов И. П.
Прянишников И. М.
Репин И. Е.
Рябушкин А. П.
Савицкий К. А.
Саврасов А. К.
Серов В. А.
Степанов А. С.
Суриков В. И.
Туржанский Л. В.
Шишкин И. И.
Якоби В. И.
Ярошенко Н. А.

На правах рекламы:

leran отзывы покупателей о печах

Г.Г. Серова. «Николай Алексеевич Касаткин»

Вторая половина XIX века — эпоха яркого расцвета демократической культуры и искусства в России. Художественные выставки открывают все новые и новые имена талантливых художников, а сокровищница русского национального искусства пополняется все новыми шедеврами национальной изобразительной культуры. Разнообразные виды живописи — историческая картина, портрет, пейзаж, бытовой жанр — обрели своих гениальных выразителей.

Многие художники второй половины XIX века посвятили значительную часть своего творчества созданию бытовой картины, теснее других связанной с вопросами и задачами современности. К их числу принадлежит и Николай Алексеевич Касаткин.

Бытовой жанр нашел свое большое и совсем особое развитие в русской живописи. Нигде бытовая картина не получила такого гражданственного и социального звучания.

Это дало повод выдающемуся критику В.В. Стасову назвать русские бытовые картины историческими картинами на современную тему. Сначала в них появляется критическое звучание, а затем они превращаются в широкие могучие полотна, повествующие о судьбах человеческих, о народных массах на различных этапах их исторического и общественного развития.

Наивысший подъем и расцвет бытового жанра в России связан с демократическим движением в искусстве, с Товариществом передвижных художественных выставок. Острый социальный и гражданственный смысл искусства передвижников стал традицией русского искусства. Лучшими художниками эта традиция перенесена в современное советское искусство и является отличительной чертой его развития.

Н.А. Касаткин — яркий представитель младшего поколения передвижников. Он жил и работал на рубеже XIX и XX веков и в своем творчестве перешагнул не только рубеж века, но и исторический эпохальный рубеж 1917 года.

В новое, революционное искусство Касаткин вошел не как посторонний. С революцией его сроднили идейные позиции и весь характер его остросоциального гуманистического творчества.

В 1896 году на 24-й выставке Товарищества передвижников необычностью сюжета и непривычной суровостью колорита привлекла внимание зрителей картина «Углекопы. Смена». Она произвела большое впечатление на все передовое русское общество. Некоторые произведения с этой выставки были позднее показаны в Нижнем Новгороде. Увидевший там картину «Углекопы» М. Горький назвал ее «подавляющей картиной». П.М. Третьяков тотчас купил эту работу Касаткина.

Русская пресса того времени активно откликнулась на появление «Углекопов». Разумеется, по-разному. Было признано почти всеми, что в картине есть нечто новое.

Однако, учитывая самые положительные оценки «Углекопов» прогрессивными критиками того времени, необходимо отметить, что только в советской искусствоведческой исследовательской литературе появилась новая всесторонняя оценка этой картины и всего творчества Касаткина.

Современная советская критика расценивает творчество Касаткина как начало новой линии в русском изобразительном искусстве, отражающей новый период в его развитии, связанный с появлением и ростом в России рабочего класса и его революционной борьбой.

Н.А. Касаткин — москвич. Вся его жизнь от рождения до смерти прошла в Москве.

В 1859 году в семье видного московского литографа Алексея Александровича Касаткина родился будущий художник. Касаткины жили тогда на нынешней Трубной улице, в маленьком старинном одноэтажном домике. Этот район в то время был излюбленным местом для поселения людей свободных профессий.

Касаткин вспоминал позднее: «Жили музыканты Большого и Малого театров (в Малом театре тоже был оркестр) и всех других театров (и цирка): скрипачи, флейтисты, гармонисты и прочая всякая музыка, включая шарманщиков с поющими девочками, и не только что состоящие на службе, но и выгнанные (за пьянство, конечно)... Работники искусств тут жили густо... Это было излюбленное место жительства бывших людей или бьющихся из последних сил, все они были — нарушение общественной тишины и оскорбление существующего общества. Это было излюбленное место для полиции — было что приводить в порядок, сворачивать скулы, было над чем трудиться, вымогать взятки».

Окружающая жизнь уже с раннего детства давала художнику примеры вопиющего социального неравенства.

С детством связаны и его первые впечатления о творчестве, о художническом труде. Отец Касаткина не только занимался гравированием, он также много рисовал, писал акварелью и масляными красками. Не игрушки, а гравировальные инструменты — иглы, циркуль, линейки, угольники, карандаши — вот что ярко и навсегда запечатлелось в памяти мальчика. «Как себя помню, я уже рисовал», — говорил Касаткин. Отец был первым учителем мальчика и к его занятиям относился очень серьезно. В доме у маленького Коли было свое рабочее место.

В 1873 году, четырнадцати лет, Касаткин был зачислен в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Его поступление туда совпало с периодом расцвета Московского училища, в котором преподавали такие известные русские художники, как В.Г. Перов, А.К. Саврасов, И.М. Прянишников, С.В. Иванов и другие. Многие педагоги были членами организовавшегося в 1870 году Товарищества передвижных художественных выставок. Таким образом связь училища с передовыми, прогрессивными и демократическими художественными идеями своего времени была самой непосредственной и тесной. Выставки работ передвижников в Москве устраивались в стенах училища и даже совместно с работами его учеников (вплоть до 1878 г.).

Душой Московского училища живописи, ваяния и зодчества и одним из основателей Товарищества был В.Г. Перов.

Человек разностороннего таланта, он был не только одним из крупных художников-демократов своего времени, но одновременно и интересным писателем и талантливым педагогом.

Демократические реалистические идеи, исповедуемые передовыми деятелями училища, становились идеями и лучших его воспитанников.

Касаткин считал Перова своим основным учителем, их связывали взаимная симпатия и идейная близость.

Художник окончил училище в 1883 году. Он получил высшую награду Московского училища — большую серебряную медаль за картину «Нищие на церковной паперти». Будучи учеником Перова и последователем его передовых демократических идей, Касаткин, как каждый истинно талантливый художник, становится самостоятельным, самобытным мастером, творчество которого занимает в русском искусстве свое особое значительное место.

Уже в ученической картине «Нищие на церковной паперти» появились свои, касаткинские черты.

Бедный, нищий люд — тема, которая наиболее остро выражает социальные конфликты общества, и, естественно, что она привлекала внимание многих художников до Касаткина и после него. Такие художники, как Репин, Ярошенко, Максимов, С. Иванов и другие, обращались к ней. Каждый решал эту тему по-своему.

С большой объективностью отображая саму жизнь, Касаткин смотрит на нее чуть-чуть со стороны, не навязывая зрителю своего суждения.

Он как бы говорит: я изобразил все, как оно есть, а уж дело ваше судить. Однако передает художник окружающую его жизнь так, что зритель мыслит и судит именно так, как это задумывает художник. Поэтому идейный замысел картин Касаткина всегда очень доходчив.

После окончания училища Касаткин мечтал попасть в петербургскую Академию художеств. Но семейные обстоятельства складываются неблагоприятно, мечтам художника не суждено было осуществиться. Смерть отца и наличие большой семьи, оставшейся без средств к существованию, заставляют Касаткина искать заработок.

Один из крупнейших русских издателей, И.Д. Сытин, приглашает Касаткина на работу в издательство, где художник проработал тридцать пять лет. Касаткин участвовал в создании ряда значительных изданий: «Русская история в картинах», первый настольный календарь (для которого он делал обложку) и многие другие.

В последующие несколько лет после окончания училища Касаткин не занимался живописью. Возможно, что именно в эти годы, когда художник постоянно общался с революционно настроенными рабочими типографий, сформировался его интерес к рабочему классу, который в дальнейшем привел Касаткина в донецкие шахты и к «Углекопам».

К началу 80-х годов XIX века относится знакомство Касаткина с Львом Николаевичем Толстым. В течение десятилетия это знакомство активно поддерживалось: Толстой бывал в мастерской Касаткина, а Касаткин ездил к Толстому в его имение Ясную Поляну.

Несмотря на дружбу с Толстым и самое искреннее к нему расположение и даже преклонение, Касаткин не был последователем толстовского учения. Хотя, безусловно, он испытал влияние Толстого в этот период. В некоторой степени оно сказалось на ранних картинах художника.

Первым произведением, написанным Касаткиным после дипломной работы, была появившаяся в 1890 году на 18-й передвижной выставке картина «Перекупка». С нее начинается самостоятельная творческая жизнь художника.

Касаткин так описывает содержание этой картины: «Мелкий барышник, перекупщик выходил к заставе Москвы, чтобы скупить сено или дрова, которые везли крестьяне на продажу в город. Он запугивал их и за гроши забирал товар».

Изображение жанровой сцены в пейзаже, когда пейзаж занимает не второстепенное место в качестве фона, а равное с фигурами и столь же сильное эмоциональное и смысловое звучание, становится на долгие годы любимым приемом художника. Хотя «Перекупку» еще никак нельзя причислить к творчески зрелым произведениям художника, однако уж с поры ее появления имя Касаткина становится тем именем, вокруг которого развертывается острая идейная борьба. Первая картина художника стала предметом нападок реакционной критики, причем эти нападки были направлены не только в адрес Касаткина, но и всего Товарищества передвижников.

На следующей, 19-й передвижной выставке Касаткин участвует уже несколькими картинами.

Н.В. Стасов писал в обзоре выставки: «В прошлом году была на выставке очень недурная картина г. Касаткина «Перекупка». Нынешние три его картины могут считаться замечательным шагом вперед». Имя Касаткина попадает в поле зрения В.В. Стасова, и он возлагает на художника большие надежды: «...г. Касаткин имеет большую способность к характеристике, и поэтому от него надо ожидать немало художественных и талантливых новостей по этой части».

После успеха новых произведений Касаткина произошло очень важное для него событие. В 1891 году общим собранием передвижников Касаткин был избран в члены Товарищества. С этого времени идейная связь и близость художника с передвижничеством была оформлена на долгие годы.

«Это событие было чрезвычайной важности для меня в нравственном отношении—я не являлся одинокой былинкой, а был принят в круг (что бы ни говорили противники) представителей цвета русского искусства, куда притекали тогда молодые силы со всех концов России», — вспоминал позже Касаткин.

С 90-х годов начинается активная творческая жизнь художника. Он участвует почти на каждой выставке передвижников, его произведения неизменно привлекают внимание критиков, художников и зрителей.

Творческое наследие Касаткина велико и многообразно. Разумеется, не все в нем одинаково, есть более и менее удачные работы. В творческой биографии художника были периоды подъема и периоды творческой пассивности. Однако основные проблемы, которые подымал Касаткин в своих произведениях в пору творческого расцвета, были всегда созвучны передовым идеям его времени.

В начале 90-х годов в произведениях Касаткина звучит главным образом тема деревни.

Наиболее интересные картины этих лет — «Соперницы» и «Осиротели». «Соперницы» экспонировались в 1891 году на 19-й передвижной выставке, а «Осиротели» в 1892 году — на 20-й.

Обладавший тонким вкусом и художественным чутьем П.М. Третьяков купил «Соперниц» с выставки, и по сей день это полотно украшает залы Третьяковской галереи.

В.Д. Поленов в одном из писем сообщал о впечатлении, которое произвела 19-я передвижная выставка на И.Е. Репина: «Он (Репин. — Г.С.) только что вернулся с нашей выставки и ужасно хвалил ее. Особенно ему нравится Касаткин...»

«Соперницы» — одно из наиболее популярных и широко известных произведений Касаткина. Картина эта очень много раз положительно отмечалась в печати и знакома по бесчисленным репродукциям самому широкому зрителю, даже никогда не видевшему ее в оригинале.

Иногда, для того чтобы правильно и в полную силу почувствовать достоинства ставших столь привычными для нас произведений, необходимо попытаться как бы заново, свежим взглядом посмотреть на них и заново пережить их художественно-эмоциональное воздействие.

Обычная русская деревня. Зима. По почти пустой широкой заснеженной улице идут с коромыслами, обгоняя друг друга, две девушки. Вдали парень с гармоникой в руках. Только взгляды да сдержанное выражение лиц выдают сложность взаимоотношений трех героев картины.

Колорит ее очень красив. Яркие цвета в костюмах девушек горят на фоне нежных серо-голубых переходов тона в пейзаже.

«Соперницы — картина очень русская, национальная. Национальные черты — и в характере ее художественного исполнения, и в ее лирической эмоциональности. Разумеется, причина этого заключается не только в том, что художник изображает типический уголок русской деревни и что костюмы героев чисто русские. Главное состоит в общем характере чувств и настроений, которые она вызывает у зрителя очень простыми художественными средствами. Какой русский не любит родной природы? Широкая, плавная, мелодичная напевность русского пейзажа отличается необыкновенно сдержанной, неброской красотой. Особенно близка, понятна и дорога она русскому сердцу.

Касаткин сумел передать в жанровой картине скромную и лирическую красоту пейзажа, гармонично соединив ее с убедительной выразительностью человеческих чувств в единый полнозвучный аккорд. В этом единство жанра и пейзажа, одинаково полнокровно звучащих в настоящем произведении. «Соперницы» — прекрасная лирическая песня о русской деревне, о ее природе и людях.

Картину «Осиротели» уже нельзя назвать лирической песней, это скорее песня грустная, печальная, и социальные моменты в ней ощущаются более остро.

Совсем ранняя весна, только что сошел снег, тонкие голые ветви деревьев и несколько покосившихся деревянных крестов кладбища. Около свежей могилы два одиноких мальчика. Они разные по возрасту. По-разному они и осознают тяжесть своего горя, своей потери. Старший, раньше времени повзрослевший, все помнит, все понимает и глубоко переживает утрату. Младший скорее подражает ему.

Мастерски дает почувствовать художник эту разницу в психологическом состоянии ребят. Причем характеристики мальчиков выражены очень скупыми средствами, главным образом при помощи тонко найденных поз и жестов.

Чувство жалости к сиротам охватывает зрителя. Этому способствует и печальное состояние природы — без единой зеленой травинки, без листика.

Мысленному взору представляется ужасное будущее детей без родителей, без крова, совсем одиноких, вечно полуголодных нищих, предоставленных самим себе, своей жестокой судьбе.

Социальная заостренность этой картины Касаткина заключается в том, что художник заставляет подумать не только о будущем детей, но и о жизни вообще, о нищете, убожестве и непрерывных тяготах, выпадающих на долю простых людей.

Одновременно с картиной «Осиротели» появились на выставке еще две: «Шутка» и «Семья».

«Шутка» — забавная жанровая сценка с любовно написанным городским пейзажем, картина же «Семья» впервые начинает ту главную, магистральную линию всего творческого пути Касаткина, которая заключается в его постоянном и глубоком интересе к жизни рабочего.

Жанровая картина из жизни рабочего — новое не только для творчества Касаткина, но и для всего русского искусства.

Касаткин заинтересовался жизнью рабочего, его мыслями, чувствами, высокими моральными и духовными качествами. Героем картин художника стал рабочий с его жизнью, бытом, его борьбой. Наиболее значительными произведениями следующих лет, продолжающими и развивающими тему жизни городского рабочего, были картины «Тяжело» и «Перед разлукой» (обе 1892 г.).

Много позднее, в 1929 году, была устроена первая персональная выставка работ художника. Местонахождение многих картин Касаткина тогда установить не удалось, и художник сделал ряд повторений работ, которые считал наиболее значительными и важными в своем творчестве. «Тяжело» и «Перед разлукой» были тогда повторены художником, что свидетельствует о том значении, которое придавал им автор.

Многие произведения Касаткина имеют по два названия. Так, например, картина «Перед разлукой» имеет второе название — «Перед отправкой в воспитательный дом», а «Тяжело» называется «Буревестник». Объясняется это соображениями цензурного характера. Очень часто Касаткину приходилось менять названия своих картин, чтобы скрыть их основной идейный смысл и акцентировать какой-либо иной, менее обостренный социальный момент. Это спасало картину от изгнания с выставки.

Страшная драма людей, вынужденных расстаться со своим ребенком из-за отсутствия средств на его воспитание, разыгрывается в картине «Перед отправкой в воспитательный дом».

По словам Касаткина, другая картина, «Буревестник», изображает момент встречи молодого рабочего с девушкой-швеей. Рабочий парень пострадал на заводе, из больницы его выписали задолго до полного выздоровления. Он пришел повидаться с любимой девушкой к ней на работу. Смотря на него полным сочувствия взглядом, она говорит слова утешения. Таков сюжет картины. Современный зритель видел в ее содержании большее.

В лице раненого рабочего, в его взгляде, устремленном прямо на зрителя, не только и не столько страдания больного человека, в нем читается активная пытливая мысль. Рабочий начинает постигать самый глубокий смысл своей жизни, для него этот смысл состоит отныне в революционной борьбе.

Современная картине реакционная критика пыталась всеми способами ослабить идейную остроту содержания этого произведения, трактуя его сюжет вкривь и вкось.

Однако недаром член Московской городской думы черносотенец Максимов откровенно писал меценату С.Г. Морозову, купившему картину: «Что вы делаете? Подсекаете сук, на котором сидите».

В разные годы художником были созданы произведения, связанные единой поэтической темой. Тема эта — образ русской женщины, простой трудовой русской женщины, доброй, умной, нежной и поэтичной.

Об одной картине — «Соперницы» — мы уже говорили. Третьяковской галерее принадлежат еще два произведения, которые представляют большой интерес.

«Девушка у изгороди» (1893) — это портрет-картина. В ней конкретность определенного лица отступает на второй план, решающее значение имеет создание обобщенного образа — типа с его наиболее характерными чертами. Молодая девушка, прислонившись к изгороди, стоит в ожидании. Мы ничего не знаем о ней. Даже трудно решить, кто она — горожанка или крестьянка, ждет кого-нибудь или в мечтательности стоит в свободный час? Вместе с тем ее облик полон мягкой непринужденности, безыскусственной грации и красоты. Чудесные человеческие качества Касаткин увидел в простой женщине из народа и создал поэтический ее образ.

Что-то родственное с «Соперницами» звучит в эмоциональной настроенности, лиричности этого портрета.

Другая женщина в картине Касаткина, которая носит односложное название: «Кто?» (1897).

Семейная драма. С военной службы вернулся солдат. В бедно убранной комнате все носит следы его буйного гнева. Он стоит, широко расставив ноги, облокотясь о стол, с искаженным злобой лицом. Напряженному, возбужденному состоянию солдата противопоставлена очень сдержанная, неподвижная поза сидящей жены. В коленях ее спрятался малыш. Простое нежное лицо женщины, опущенные глаза, согбенные, как бы в ожидании тяжелого удара плечи, лежащая мягко на столе рука — все как бы сама покорность.

Противопоставляя друг другу двух героев картины, художник не обвиняет ни одного из них. Он спрашивает — кто? не у женщины устами ее мужа, а у зрителя. Действительно, кто виноват в разыгравшейся семейной драме?

Все многочисленные произведения Касаткина не могут быть рассмотрены в этой небольшой книжке. Мы останавливаемся на главных и наиболее характерных. Даже одна тема — образ русской женщины — представлена в творческом наследии художника очень многими и самыми разнообразными работами. Здесь и большие тематические картины, и картины-портреты, и рисунки, и акварели.

Хотелось бы остановиться еще на одном произведении. Если картины «Соперницы», «Девушка у изгороди» рисуют лирические женские образы, «Кто?» — драму в семье, то «Арестантки на свидании» — общественная и социальная трагедия.

«Арестантки на свидании» написана художником в 1899 году.

В творческом наследии Касаткина не очень много больших многофигурных композиций, но они важны для его творческого пути. «Арестантки на свидании» — одна из них. Картина изображает свидание заключенных в царской тюрьме с их родными. Две проволочные сетки, натянутые на рамах, образуют коридор, по которому ходит тюремный надзиратель. За одной сеткой — заключенные, за другой — «вольные», пришедшие на свидание. Все стараются перекричать друг друга, чтоб услышать хоть слово с противоположной стороны. Так продолжается до тех пор, пока надзиратель не завопит: «Кончай свидание!»

«Арестантки на свидании» — произведение очень интересное по замыслу и необычайно смелое, если учесть историческую обстановку, в которой оно родилось. В нем есть великолепные, с большой художественной правдой и силой трактованные женские образы. Здесь женщины разных типов, разных темпераментов и по разным причинам оказавшиеся в тюрьме. Но всех их объединяет общее чувство, проявляющееся по-разному, чувство страдания, отчаяния. Понятно, что в момент встречи с близкими и родными оно достигает своей кульминации и выражается наиболее остро. Строится это произведение на патетике и некоторой экзальтированности чувств, на ярких цветовых сочетаниях. А между тем все это не является сильной стороной творческой индивидуальности художника. И поэтому картина «Арестантки» в известной мере уступает другим лучшим работам художника.

Сила таланта Касаткина в сдержанном и одновременно глубоко впечатляющем выражении человеческих переживаний, в гармоничном и несколько суровом сочетании неярких тонов, тонких цветовых переходов, в ясности и простоте композиций его полотен.

Всеми этими достоинствами в полной мере обладает портрет, ставший в русском искусстве классическим изображением трудовой женщины из народа. Это «Шахтерка» (1894). В ней, как в фокусе, соединились все лучшие достижения художника в его работе над образом русской женщины, над образом простого рабочего человека, обладающего мужественной силой и большим чувством собственного достоинства, человека, которому должно принадлежать будущее.

Никогда еще героиней подобного обобщающего портрета-типа не была русская девушка из пролетариев. Молодая, здоровая, смелая, она стоит в своей немудреной одежонке на шахтном дворе.

Ее юное лицо очень привлекательно, в глазах много ума и озорного лукавства, а во всем ее облике какая-то женственная мягкость и душевная чистота. Пока еще только в чуть-чуть ссутулившихся плечах, покрасневших, но не успевших огрубеть от работы руках — первые признаки тяжелого, изнурительного труда. Но хочется верить, и в это верит и художник и зритель, что труд не сломит ее. Она сумеет постоять за себя и отвоевать себе и свободу, и счастье.

Картины Касаткина из жизни русского пролетария, относящиеся к началу 90-х годов, были той прелюдией, которая, развиваясь и окрепнув, нашла самое яркое воплощение в его шахтерском цикле.

Интерес к жизни шахтеров возник у художника не случайно. Лучшие, наиболее глубокие и проникновенные произведения Касаткина посвящены рабочим. Интерес к темам из жизни русских пролетариев пробудился у художника еще в ранних его произведениях.

Как М. Горький в литературе, так и Касаткин в живописи был певцом нового класса, класса пролетариев, которому было суждено сыграть решающую роль в судьбах истории.

В поисках сюжета Н.А. Касаткин в 1892 году впервые едет в шахты Донецкого бассейна. Здесь, в районе с наиболее развитыми формами капиталистических отношений, где ярче всего проявились язвы капиталистической эксплуатации, где отчетливее вырисовывалось начавшееся объединение и протест пролетариев, — Касаткин ищет сюжеты для своих произведений.

Работа над шахтерским циклом Касаткина приходится на тот период в развитии русского искусства, когда, по образному выражению В.В. Стасова, в живопись приходят картины, которые можно назвать «хоровыми», героем их является масса, народ. Изобразить современную рабочую массу и ставил себе задачей Н.А. Касаткин.

В течение девяти лет он ездил на шахты. Обычно поездка начиналась весной и продолжалась несколько летних месяцев.

С первых же дней художник встретился с невероятными трудностями. Трудности бытового характера не смущали его, хуже было другое. Со стороны шахтеров Касаткин столкнулся сначала с ненавистью и молчаливым сопротивлением его работе.

Дело заключалось в том, что непривычный и необъяснимый интерес к жизни шахтеров со стороны приезжего из Москвы вызывал крайнюю их подозрительность. Художника принимали за шпиона, с ним не хотели разговаривать, а о том, чтобы позировать ему, не могло быть и речи. Лишь постепенно, ценой огромных усилий и стойкого терпения Касаткину удалось преодолеть эту стену враждебной отчужденности. Отношения с шахтерами наладились, а в последующие годы перешли в хорошую дружбу.

Шахтеры оценили Касаткина не только как человека, но и как художника. Они восхищались его работами, удивлялись его мастерству и сами стали приходить к нему с просьбой их написать.

Собирая этюды, много работая над портретами, Касаткин не торопился выставлять их. Первые произведения о шахтерах появились на выставке лишь через четыре года после первой поездки художника на донецкие шахты.

Шахтерский цикл Н.А. Касаткина состоит в основном из четырех законченных произведений: «Сбор бедными угля на выработанной шахте», «Углекопы. Смена», «Шахтер-тягольщик» и «Шахтерка» — о последней речь шла выше.

Не самих шахтеров, не их труд изображает картина «Сбор угля бедными на выработанной шахте» (1894). В картине — группа женщин и детей, живущих в стране угля, но вынужденных под палящим солнцем искать уголь, оставшийся около заброшенных шахт.

Безжизненная, раскаленная зноем каменистая земля, вдали сине-серые горы отработанной породы, небо в белых облаках. На переднем плане несколько фигур женщин и детей. Они все здесь по одной причине, заняты одним делом, но как индивидуально трактованы художником: кормящая грудного ребенка мать, приехавшая издалека и, видимо, надолго, или согбенная старуха с мотыгой, молодая, стройная, стоящая в центре картины женщина, мальчик в белой рубахе с очень точно подмеченными художником детскими движениями.

Наряду с глубиной психологических характеристик, композиционной стройностью, картина отличается превосходными колористическими достоинствами.

Все залито ярким светом жаркого летнего дня, но он не радует, а создает беспокойные темные тени в пейзаже, на лицах и фигурах людей, с беспощадностью освещает всю неприглядность голой земли, беспокойно вырывает яркие цвета одежд, а притушенность сине-серых тонов дальних планов лишь подчеркивает напряженные световые контрасты. С помощью этих ярких беспокойных световых контрастов художник создает общее состояние драматического напряжения, и одновременно необычайная стройность, уравновешенность композиции и характер образов придают картине почти эпическую многозначительность.

Женщины и дети в ней вызывают горячий интерес и сочувствие. Именно это и послужило поводом для некоторых исследователей творчества Касаткина видеть в этой картине элементы сентиментальности, стремление вызвать жалость у зрителя. В картине «Сбор угля» они видели народнические тенденции.

В действительности, если в картине «Осиротели» и есть еще некоторые черты народнической сентиментальности, то в «Сборе угля бедными» ее почти совсем нет.

«Сбор угля бедными на выработанной шахте» — это скорее произведение переходного характера в творчестве Касаткина, от ранних работ к зрелым полотнам, несущим в своем содержании пафос утверждения. Люди в картине «Сбор угля бедными» вызывают сочувствие, но оно ничего не имеет общего с чувством жалости — это отношение равного к равным. Мы видим суровое, очень жизненное полотно с красивыми и нежалкими, несмотря на свою бедность и нищенскую одежду людьми, и в душе зрителя рождается чувство протеста, чувство более сильное, чем сочувствие, которое испытываешь к этим людям поначалу.

В течение нескольких лет, которые Касаткин посвятил работе в шахтерском краю, им было сделано очень много интересных и разнообразных этюдов. В.В. Стасов писал о них: «В этюдах столько правды, столько глубоких заметок с натуры, столько энергии и правдивости кисти. Они безумно много говорят уму и сердцу...»

Касаткин не только изобразил людей, никогда ранее не бывших объектом внимания со стороны искусства, но и сумел наполнить их образы большим, глубоким содержанием.

Его шахтеры вызывают чувство восхищения могуществом и неколебимостью их духа.

Художник очень долго и тщательно знакомился с жизнью шахтеров, два раза в день — в шесть часов утра и в шесть часов вечера — он наблюдал смену. В результате длительного и серьезного изучения большого числа этюдов и родилась картина «Углекопы. Смена» (1895).

Не случайно для своей центральной картины о шахтерах Касаткин взял именно этот момент. У него была цель изобразить не отдельного шахтера, не семейную, бытовую сцену или даже трудовой конфликт. Задача художника была глубже и серьезнее. Касаткин, так же как и многие передвижники в этот период, стремился изображать народ, народные массы, сделать народ героем своих произведений. В этом художники поднимали большие общеполитические вопросы; Касаткин решение такого вопроса видел в обращении к жизни современного ему нового класса пролетариев, новой общественно-исторической силы.

«Сырое утро холодного дня. Шахтеры в очередь окружают устье шахты для спуска на ее дно. С обушками стоят зарубщики, с молотками забойщики. Тягольщики со своими железными подковами, которые они при работе привязывают к своей мягкой обуви, и железной цепью на поясе, которой они «тягают» санки с грузом до 20 пудов антрацита. Дверные мальчики, регулирующие приток воздуха, проявляют свойственную им резвость. В середине, у клетки стоит заведующий спуском и подъемом клети. Со дна шахты выходят шахтеры, отработавшие свою двенадцатичасовую смену. Впереди идет сильный работник с обушком в одной руке и горящей лампочкой в другой. За ним идет больной с искалеченной ногой. С радостной жадностью вдыхает он свежий утренний воздух», — так описывает картину автор.

Слабый холодный утренний свет, в котором с трудом читаются предметы, прерывается на переднем плане красновато-оранжевыми отблесками шахтерских лампочек.

В беспокойном сочетании холодного ровного света утра и горячих отблесков шахтерских ламп вырисовываются фигуры шахтеров.

Основная масса людей — это шахтеры, стоящие около подъемной клети в глубине картины. Только несколько человек идет прямо на зрителя, на них художник сосредоточивает внимание.

Первым, уверенно ступая, идет могучий шахтер, с глазами, сверкающими на черном лице. Поистине это богатырь, не сломленный непосильной работой. В нем как бы сосредоточено все самое лучшее, сильное и гордое в рабочих людях. Суровое лицо его выражает чувство собственного достоинства, и весь его облик вызывает глубокое уважение. Такой характеристикой центрального образа художник вселяет веру в силу этих людей, которые мужественными и деятельными выходят из всех испытаний подземного ада.

Картина написана в очень скупой темной колористической гамме, сам сюжет не давал повода для ярких красок, и эмоциональный строй ее диктовал цветовую сдержанность. Со временем краски еще более потемнели и многие детали и цветовые отношения ее утрачены навсегда.

«Хоровая», массовая картина о шахтерах была одной из первых картин о рабочих людях и сильно отличалась от подобных ей, имеющихся в это время в европейском искусстве. В ней — истинно русские национальные черты искусства, которое всегда отдавало пальму первенства интересу к человеку, к его психологическому состоянию, к раскрытию внутреннего мира людей, к изображению народа с его горем, надеждами и свершениями.

Самое главное то, что «Углекопы. Смена» — картина о русском пролетарии конца XIX века — не только рассказывала о тяжком, угнетающем труде как результате социальной несправедливости, но, рисуя образы мужественных людей, пробуждала веру в их будущее, утверждала способность их обеспечить это будущее своими собственными силами.

Таким образом, особая ценность этой картины в показе дальнейшей перспективы развития судеб людей.

Касаткиным было написано еще одно произведение о шахтерах. Речь идет о его «Шахтере-тягольщике». Сильно вытянутый по горизонтали формат холста создает ощущение узкого, душного пространства, в котором на четвереньках передвигается фигура шахтера, тянущего вагонетку. В этом пространстве невозможно выпрямиться во весь рост, ни даже разогнуться, можно только ползти и ползти вперед, волоча за собой чудовищную тяжесть. Лицо тягольщика искажено невероятным перенапряжением физических и духовных сил. При взгляде на него кажется, что и на вас наваливается невероятный груз, что вам также тяжело дышать в спертом воздухе, насыщенном угольной пылью и копотью.

Ни в одной работе шахтерского цикла острое разоблачение социальной несправедливости не звучало с такой трагической силой, вызывающей бурный протест против общества, породившего столь чудовищно жестокую эксплуатацию человека.

«Шахтер-тягольщик» (1896) — последняя картина Касаткина шахтерского цикла.

К началу XX века революционное движение народных масс нарастало с небывалой силой. Наступили суровые и героические дни первой русской революции 1905 года.

Своим творчеством Касаткин был очень близок революции и активно откликнулся на нее. Он общался с революционно настроенной рабочей средой в издательстве и типографии Сытина. Сыновья Касаткина были участниками революции, один из них был арестован в 1905 году и несколько месяцев просидел в Бутырской тюрьме.

Много произведений посвятил художник героическим и трагическим событиям первой русской революции. Большинство из них стало известно только после Октябрьской революции.

Однако одна из картин художника, правда написанная им в 1897 году, то есть за восемь лет до революции, была очень широко известна и в 1905—1906 годах. Репродукции с нее распространялись в качестве политических листовок, призывающих к восстанию крестьян.

Это — картина «В коридоре окружного суда». На деревянной скамье сидят четверо: двое арестованных крестьян и двое охраняющих их солдат. На полу на коленях, около одного из крестьян, женщина, цепляющаяся за него худыми руками. Композиция очень проста и тщательно продумана. В картине нет ни одной не говорящей детали. Художник подчеркивает одинаковость солдат, повторяя жесты их рук, создавая однообразные параллели линий поставленных винтовок. А лица их полны привычного ко всему безразличия, равнодушия, почти полного отсутствия мысли. Они не задумываются, а слепо подчиняются закону и власти, исполняя все, что им прикажут.

Резко противопоставлено художником характеристике солдат состояние арестованных. Особенно выразителен один из крестьян. У него одухотворенное лицо, полное спокойного созерцательного, почти философского раздумья. Он уверен в своей правоте, хотя горе пригнуло его, сгорбило его плечи.

Равнодушие солдат и углубленное в свои мысли спокойное состояние крестьянина контрастируют с ничем не сдерживаемым порывом отчаяния женщины. Лица ее не видно. Только жесты рук и вся фигура говорят о сильном горе.

В картине «В коридоре окружного суда» нашло выражение нарастание народного недовольства, которое так широко проявилось в массовых выступлениях крестьянства в предреволюционную пору.

Стремясь как можно полнее откликнуться на волнующие и быстро развертывающиеся события революции 1905 года, Касаткин в основном работал над небольшими картинами. У художника не было времени работать долго и тщательно над одной темой. Все происходящее в период революции глубоко волновало, темы захлестывали его, наступая одна на другую. Многие замыслы художника этого времени остались в виде эскизов композиций или этюдов к будущим картинам. Краткий перечень работ этого периода: «Тревожное», «После обыска», «Беззаветная жертва революции», «Последний путь шпиона», «Утро похорон Баумана», «Атака завода работницами» — красноречиво говорит о жажде художника охватить как можно больше событий. Если к этому добавить ряд портретов участников революции, то мы получим некоторое представление о деятельности Касаткина в 1905—1906 годах.

Очень быстро и темпераментно написана художником картина «Тревожное». Холодный серовато-голубой колорит, мятущиеся, беспокойные мазки подчеркивают напряженный, тревожный характер события. В волнении всматривается женщина в улицу через замерзшее стекло. Она ждет возвращения кого-то из своих близких, ушедших, может быть, в последний путь во имя революции и свободы.

Как бы продолжает развитие тревожных и трагических событий картина «После обыска». Пустая, со следами страшного разгрома комната. Все — пол, стол — густо устлано разбросанными листами бумаги, опрокинут стул, еле держится сорванная с петель дверца шкафа. Одиноко горит на столе свеча. Она освещает часть комнаты, оставляя в мрачной темноте углы. За окном уже брезжит холодный голубой рассвет. Никого нет. Вернется ли кто-нибудь сюда или нет? Кажется, зритель ощущает тягостную ночную тишину, наступившую после недавно разыгравшейся здесь драмы.

Из портретов той поры наиболее интересен портрет, известный под названием «Рабочий-боевик». В нем художник обобщил характерные черты революционного рабочего своего времени. Это дружинник с Красной Пресни. В этом образе органически сочетаются индивидуальная характеристика с обобщением. Твердая, уверенная поступь, открытый и решительный взгляд, собранность, духовная сила — все это черты человека новой приближающейся эпохи, эпохи, родившей революционеров-большевиков. Сейчас современному зрителю, знакомому с советским искусством, этот портрет не кажется чем-то новым, но для своего времени он был настоящим откровением.

Касаткин — первооткрыватель образа активного революционного рабочего. В дальнейшем рождались произведения не менее глубокие, не менее обобщенные, развивавшие то, что было начато и открыто Касаткиным. Многое в характеристике рабочего-боевика воспринято и развито нашими художниками, создавшими образ советского человека.

Наиболее капитальной и завершенной среди работ о первой русской революции была картина «Атака завода работницами» (1906). В ней как бы подытоживались все бурные события революции, свидетелем которых был Касаткин. Кроме того, в ее содержании сконцентрировался смысл первой русской революции — в массовых выступлениях народа против царской власти и трагизм его неподготовленности к победе в этих выступлениях.

«Атака завода работницами» — одна из числа наиболее интересных среди известных живописных работ русских художников о революции 1905—1907 годов.

Она обладает большими художественными достоинствами: ясная продуманность замысла сочетается с общей композиционной стройностью, идейная целенаправленность с суровой красотой колорита. Однако есть еще одна сторона, которая придает этой картине особую ценность. Нельзя забывать об исторических условиях, в которых создавалась картина. Невозможно переоценить гражданское мужество и идейную целеустремленность, которыми должен был обладать художник, чтобы в жестоких условиях царского режима писать острореволюционную и откровенно разоблачительную картину, изображающую кровавую расправу царского самодержавия с безоружной толпой женщин, старух и детей.

Перед закрытыми воротами темной, не работающей фабрики — волнующаяся динамичная толпа женщин. Они пришли сюда с детьми, чтобы защищать свои человеческие права. Стрельба, открытая по толпе, разредила ее, оставив в середине площади только убитых и раненых.

Картина строится художником на сочетании отдельных более тщательно обрисованных образов с обобщенно решенной толпой. Очень выразительна фигура маленькой горбуньи в правой части картины, трагично лицо женщины на переднем плане, поспешно уводящей детей, в отчаянии стоят около убитого ребенка женщины слева. Они написаны художником с большим психологическим проникновением.

На страшном опыте еще неосознанных массовых протестов рождаются истинные борцы, здесь, на этой площади, перед лицом горя и смерти пробуждается революционное сознание будущих героических женщин-революционерок.

В дальнейшем художнику уже не удалось создать столь значительное и капитальное произведение о рабочем классе. Наступившая вслед за поражением первой русской революции реакция в политической, идеологической и культурной области отразилась и на творчестве Н.А. Касаткина. Полные большого социального содержания работы потеряли вовсе доступ к зрителю. Понятно, что это отрицательно сказалось на творческой активности художника. В годы реакции в области искусства идет наступление формалистических, модернистских и прочих течений, которые уводили искусство от социальных задач, от насущных вопросов современности.

Очень трудным было положение художника, активно исповедующего революционно-демократические идеи передвижничества, а в творчестве своем воспевающего жизнь и борьбу русского рабочего. Я.Д. Минченков пишет об этом времени: «Живопись отклонялась от идейного реализма в сторону формализма, в решение чисто живописных задач. Старые передвижники очутились в окружении формалистов — эстетов и декадентов, которые при каждом удобном случае обрушивались на их тенденции. Много доставалось тогда и Касаткину за его решение жизненных проблем».

Кроме такого активного наступления реакции, по-видимому, очень тяжелым моральным ударом для художника было само поражение первой русской революции 1905—1907 годов. На какое-то время это опустошило его душу. Касаткин в эти годы не создает ничего достойного его большого таланта.

Теперь он почти не пишет больших законченных произведений, но много путешествует и из своих поездок привозит массу интересных этюдов. Художник побывал в Турции, Италии, Англии, Франции,

Германии и других странах. С большим увлечением он знакомился с жизнью и искусством иных народов.

Однако главным образом он был занят в этот период педагогической деятельностью. Уже с 1894 года Касаткин преподавал в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, которое кончал и сам.

По свидетельству современников, Касаткин был педагогом строгим и очень требовательным. Некоторым он казался излишне педантичным и сухим. Но строгость в процессе обучения оборачивалась потом знаниями и мастерством для молодых художников. Ученики Касаткина с большой теплотой вспоминали о нем как о педагоге и человеке. В 1923 году они писали ему: «Обладая большой чуткостью, Вы бережно подходили к каждому из нас и не навязывали каких-либо готовых правил или канонов, побуждали нас к творческой самостоятельности и самоопределению. Все, что было здоровым и жизненным, Вы всемерно поддерживали и поощряли и в корне пресекали подчас резкими замечаниями все ложное и гиблое. Из всех Вы может быть единственный не стремились из своих учеников создать своего образа и подобия, а это мы считаем наибольшим достижением педагогики».

Касаткин представляется, по воспоминаниям современников, человеком строгим, логичным, трудолюбивым, с философским складом ума и крепкой волей, последовательно исповедующим высокие демократические идеи, и одновременно человеком, не чуждым порывам эмоциональной восторженности, проявлениям живого темперамента и постоянной любви к жизни.

Победа Октябрьской революции для Касаткина была победой того класса, которому он в основном посвятил свою творческую жизнь. С полным правом художник говорил: «Товарищ рабочий, трудящийся! Ты дал мне все! Связав свой свободный труд с твоим героическим трудом, я получил силу от тебя, и все, что я получаю, есть твое».

Все лучшие произведения Касаткина были посвящены угнетенным, выступавшим против царского самодержавия. Они вошли в золотой фонд русского национального искусства и навсегда останутся в нем.

Касаткин боролся за становление новой, социалистической культуры, за создание передового искусства на реалистической основе. Художник активно участвует во многих областях общественной и культурной жизни молодого Советского государства. Касаткин с энтузиазмом занимается оформлением первых революционных празднеств. С 1918 года он является художником-инструктором отдела народного образования Сокольнического районного

Совета, создает районную студию для рабочих, является художником и заведующим студией на биостанции имени К.А. Тимирязева, преподает рисование в лесной школе имени В.Д. Бонч-Бруевича и на учительских курсах. Жизнь художника бьет ключом, и активность его не снижается.

В 1920 году Касаткин назначается заведующим студией при показательном санатории «Захарьино» (детский костнотуберкулезный санаторий). Здесь он развивает особенно бурную деятельность: преподает ребятам, оформляет санаторий, пишет большое панно на стене вестибюля, готовит в санатории театральные постановки, делает к ним декорации, читает лекции по истории искусства и театра. И несмотря на трудности, которые испытывало реалистическое искусство в борьбе с самыми разнообразными формами и разновидностями формалистических и декадентских течений, Касаткин никогда не изменял своим принципиальным творческим позициям.

Активная деятельность и творчество художника были по достоинству оценены. В 1923 году Касаткин первым из художников был удостоен звания народного художника республики.

В послереволюционные годы он писал много портретов современников, рабочих и работниц.

Остро интересуют Касаткина индустриальные темы. Он делает этюды Сормовского завода, в которых по-новому видит заводской интерьер. В мажорных и красочных этюдах Касаткин решительно отказывается от мрачных характеристик жизни промышленных рабочих. Он восторженно пишет о заводе: «В нем клокочет дивная, увлекательная энергия, созданная гениальным мозгом и физическим трудом целого коллектива людей — прошлого и настоящего времени. Есть перед чем преклониться и художнику...»

Труд и люди труда всегда были горячо любимы Касаткиным, глубоко понимавшим великое значение созидательной работы в жизни человеческого общества.

Теперь художник пытался по-иному осмыслить эту тему, подойти к ней с позиций художника социалистического общества. Можно только пожалеть, что болезнь и преклонный возраст помешали Касаткину воплотить свои замыслы в законченную форму, создать картину о советском рабочем. И все же он первым в советском искусстве вступил на путь решения важнейшей проблемы, проблемы индустриальной темы в живописи.

На 47-й выставке Товарищества передвижников Касаткин экспонирует большое число произведений, объединенных в циклы: «Завоевание свободы», «Революция 1905 г.», «Трудящиеся» и другие. Он также участвует на выставке «Художники-реалисты — голодающим».

В 1922 году в Доме работников просвещения состоялся диспут, посвященный обсуждению 47-й передвижной выставки. Здесь зародилась Ассоциация художников революционной России (АХРР). Это была организация художников-реалистов. Касаткин вступает в члены АХРР в год ее основания.

На III выставке АХРР «Жизнь и быт рабочих» Касаткин экспонировал шестьдесят четыре работы. Среди них было много ранее написанных картин: «Сбор угля бедными на выработанной шахте», «Тягольщик», «После обыска» и другие. Произведения Касаткина на выставке пользовались большим успехом.

Картины Касаткина, полные высокого идейного и гуманистического звучания и написанные с художественным мастерством, сыграли огромную роль. Они помогли восстановить непосредственную связь между идейным и прогрессивным русским искусством и новым искусством страны социализма.

Наибольшие творческие успехи Касаткина в советском искусстве были в области портрета. Он увлеченно пишет советскую молодежь: «Герой обороны СССР», «За учебу», «Комсомолка-пионервожатая», «Комсомолка-рабфаковка» и многие другие.

В новом и совсем неизведанном жанре портрета современного советского человека не все одинаково удавалось художнику. Многое — это поиск новых художественных средств, новых возможностей психологической выразительности. Однако и в этой области, как и в разработке индустриальной темы, Касаткин выступает как новатор, решающий задачу создания образов-типов современников, и в своих обобщающих портретах закладывает основы для развития советской портретной живописи.

Касаткин постоянно на различных этапах творческого пути много работал в портретном жанре. До сих пор мы упоминали только о его живописных произведениях. Между тем Касаткину принадлежит и ряд превосходных графических портретов. Эти интересные рисунки и акварели созданы художником в разные годы. И в самом начале XX века, и в период путешествия, например, в Италию, и в 20-е годы. Все они свидетельствуют о его большом рисовальном мастерстве и о разнообразии и широте его интересов.

В Третьяковской галерее хранится несколько акварелей Касаткина. На одной из них ткачиха-работница, смелая, решительная и озорная. Она явно принадлежит к числу тех активных русских женщин, проснувшееся самосознание которых сделало их участницами многих мужественных революционных выступлений против царского режима.

Великолепная работа «Голова девушки» 1908 года — образец тонкой психологической характеристики и высокого мастерства рисовальщика. Очарование одухотворенного молодого лица прекрасно передано художником, а нежные монохромные тональные переходы акварели подчеркивают общее поэтическое обаяние портрета.

Уже в рассматриваемый послеоктябрьский период Касаткин создал рисунок-портрет комсомолки-рабфаковки. Ее лицо чем-то напоминает мечтательную нежную девушку с предыдущей акварели. Прекрасный рисунок «Комсомолка-рабфаковка» сделан точной мастерской рукой, но он поэтизирует уже совсем новый облик энергичной современной девушки в характерной для того времени мужской кепке. Они похожи и вместе с тем такие разные, удивительно точно отражена художником печать нового времени в облике комсомолки.

Много портретов привозит художник и из своего путешествия в Англию в 1924 году, где он живо интересуется жизнью, трудом и бытом английских рабочих.

На основании собранных материалов он пишет картины, которые были высоко оценены представителями компартии Великобритании, посетившими мастерскую Касаткина в Москве в 1927 году.

В 1925—1928 годы Касаткин работает над картиной «Стенная газета». Она изображает работу пионеров над стенной газетой, посвященной памяти Ильича. К ней художник делает много эскизов, этюдов, рисунков.

Интерес к ленинской теме был у художника на протяжении многих лет. Еще в 1923 году он сделал попытку в графике воплотить образ В.И. Ленина, создав рисунок «В редакции газеты «Искра».

Касаткин был полон творческих замыслов, несмотря на сильно прогрессирующую болезнь. Он задумывает новые картины: «Текстильщицы», «Огненный труд».

В год семидесятилетия Касаткина открылась его первая персональная выставка. На ней экспонировалось свыше трехсот произведений. Широкое признание народа получила она, а это было главное, ради чего всю жизнь работал художник. Огромный интерес народа к реалистическому искусству сформулировали студенты в книге отзывов: «Нам нужны Горькие и Касаткины, великие мастера слова и кисти».

Весь творческий путь Касаткина был посвящен утверждению реалистического искусства. Он до конца дней своих оставался верен своим идеям и умер как боец на посту. В 1930 году, давая пояснение к своей новой картине «Карийская трагедия» в Музее революции, Н.А. Касаткин скончался.

Он всегда верил в незыблемость реалистических традиций в искусстве и вместе с тем всегда ратовал за развитие и обновление искусства. Касаткин утверждал, что «корни реализма изобразительного искусства покоятся в глубокой древности, что реализм в искусстве есть начало его, что он всегда был, есть и будет, что он является осью изобразительного искусства, что вокруг него, приближаясь и удаляясь от него, будут вращаться все другие направления с кратковременным своим существованием».

Автор «Углекопов», певец рабочего класса, первый народный художник республики, Николай Алексеевич Касаткин был одним из основоположников современного социалистического искусства, заложив его реалистические, демократические и гуманистические основы и передав в наследие нашему искусству высокое художественное мастерство.

 
 
Николай Касаткин — Письмо, 1901
Н. А. Касаткин Письмо, 1901
Николай Касаткин — Шахтер-тягольщик, 1894
Н. А. Касаткин Шахтер-тягольщик, 1894
Николай Касаткин — Рабочая семья (Что его ждет?), 1891
Н. А. Касаткин Рабочая семья (Что его ждет?), 1891
Николай Касаткин — Женский портрет
Н. А. Касаткин Женский портрет
Николай Касаткин — Кто?, 1897
Н. А. Касаткин Кто?, 1897
© 2019 «Товарищество передвижных художественных выставок»