Валентин Александрович Серов Иван Иванович Шишкин Исаак Ильич Левитан Виктор Михайлович Васнецов Илья Ефимович Репин Алексей Кондратьевич Саврасов Василий Дмитриевич Поленов Василий Иванович Суриков Архип Иванович Куинджи Иван Николаевич Крамской Василий Григорьевич Перов Николай Николаевич Ге
 
Главная страница История ТПХВ Фотографии Книги Ссылки Статьи Художники:
Ге Н. Н.
Васнецов В. М.
Касаткин Н.А.
Крамской И. Н.
Куинджи А. И.
Левитан И. И.
Малютин С. В.
Мясоедов Г. Г.
Неврев Н. В.
Нестеров М. В.
Остроухов И. С.
Перов В. Г.
Петровичев П. И.
Поленов В. Д.
Похитонов И. П.
Прянишников И. М.
Репин И. Е.
Рябушкин А. П.
Савицкий К. А.
Саврасов А. К.
Серов В. А.
Степанов А. С.
Суриков В. И.
Туржанский Л. В.
Шишкин И. И.
Якоби В. И.
Ярошенко Н. А.

Письма И.М. Прянишникова А.А. Киселеву*

1

Октябрь 1891 г.

Еще раз благодарю Вас за все хлопоты, которые Вы приняли на себя по продаже моей картины1, не мало удивляюсь г. Дациари2, наделавшего Вам столько хлопот.

Очень рад, что все это наконец кончилось и не будет отрывать Вас от Ваших занятий.

Журнал «Артист» я уже получил и статью Вашу3 читал. Статья Ваша была для нас с В.Е. Маковским совершенным сюрпризом, которую мы и читали вместе, т. е. читал Маковский, а я слушал, читали мы также и михеевскую статью о Сурикове4, но по крайней мере я ничего не понял, исключая того, что как хорошо быть сибиряком, — будешь сибиряком, будешь и умен, и пригож, и талантлив.

По поводу Вашей статьи мы с Маковским много и долго беседовали, статья эта нам очень понравилась во многих отношениях; она очень отрадное явление в нашей художественной критике, в ней ясно высказано, чего Вы требуете от искусства (чего в других художественных статьях я не встречал).

Требования Ваши, может быть, и правильны и логичны, но я местами не вполне с Вами согласен, меня, например, нисколько не смущает, когда в произведениях виден автор, лишь было бы произведение художественно; исчезновение авторского «Я» немыслимо, да и не желательно.

Фотография или протокол ничего не составляют, кроме зафиксированного, может быть, очень интересного факта. Но, когда художник одухотворит этот факт, т. е. вложит свое «Я», тогда оно и будет художественно.

Возьмем, например, голых стариков Риберы, что было бы, ежели бы в них не было этого риберовского «Я», они были бы лишь годны для Баснеровского музея, не более. Возьмем также индийские этюды Верещагина, они очень строго и правильно протокольно вырисованы, напоминают фотографию и очень полезны для художника как записанный стенографически факт, но ужасно холодны, безжизненны и похожи на фабричное производство, потому что почти лишены художественного. Совсем другое дело палестинские этюды Поленова, тут в каждом мазке, в каждом повороте кисти вы видите Поленова, который чарует Вас, как никогда не может чаровать натура.

В произведениях Рембрандта нас чарует не одна натура, а плюс рембрандтовское «Я», ему одному свойственное.

У Толстого или Репина не было бы видно их «Я», то произведения и не были бы художественны.

Вспомним, кстати, госпожу Патти; и скажите откровенно, что Вам в ней больше нравится, точная ли передача пьесы, или что-нибудь другое? Окажется, что субъективность таланта и составляет художественность.

Не могу также согласиться с Вами во взгляде на новизну, что для меня составляет новинку, то другому может быть давно уже в зубах навязло и не составляет ничего нового. Мода ищет новизны, хотя, увы, ничего не ново под луною, кроме истины, которая вечно нова и для искусства составляет и красоту и новизну.

Добрейший А.А., передайте, пожалуйста, мою благодарность редакции журнала «Артист» за высланные фотографии с моей картины и экземпляр журнала «Артист», чем я и очень приятно изумлен и обрадован.

...Ничего дурного я об нем (Ярцеве)5 не думаю и не думал, и что смутил он меня своей петицией, то это ничего не значит, и видеть его я буду очень рад, в настоящее время в особенности, ибо теперь всякому земляку радуешься как брату родному.

Не забудьте выслать обещанное продолжение Вашей статьи о французской живописи.

Ребятишек больших и малых всех крепко целую.

Вас обнимаю, целую и благодарю
весь Ваш И. Прянишников

Алупка
дача Тетюшниковой

2

26 декабря 1891 г.

Долго ждал обещанного продолжения Вашей статьи о французской живописи...

Статья Ваша меня очень интересует, хотя я не во всем с Вами согласен, но тем не менее она мне интересна из лично многих ее качеств и как супротивное моему мнению. [...] я думаю, что мы с Вами в общем согласны, мешают же этому согласию, вероятно, непосредственные объективно-субъективные слова, которые меня только сбивают с толку, не уясняя ровно ничего.

Скучаю, потому что редко получаю от Вас вести...

3

Алупка, февраля 3-го 1892 г.

Многоуважаемый Александр Александрович!

Письмо Ваше и две последние книжки «Артист» я получил и на днях получил и последнее Ваше письмо с брошюрой и со статьей графа Толстого.

За все это я не знаю, как мне и благодарить Вас, а потому и не буду благодарить, пока не придумаю как.

Статья Ваша мне очень понравилась не потому только, что я во всем почти с Вами согласен, а потому что она написана с честным отношением к делу, т. е. с серьезным пониманием того, о чем говорится. Мне впервой приходится в печати русской видеть такое отношение к искусству; без привычки на первых порах как-то даже и неловко читать Вашу статью; до сих пор критика об искусстве находилась в руках газетной проституции, почему, кроме хлесткости, ничего в себе никогда не содержала, а ежели кто другой и брался за это дело, то только обнаруживали или крайнее свое невежество и бездарность, или продажность, а чаще и то и другое вместе. Прочитав Вашу статью, я загорелся желанием видеть подобную статью о русском искусстве. Серьезно, отчего бы Вам не написать о Репине, Иванове или вообще о русском искусстве? Неужели наше бедное искусство все еще не заслужило критики. Ваша статья сильно подтверждает мнение графа Толстого6, отчего художественное произведение хорошо или дурно. Меня всегда удивляло, что есть люди, полагающие, что в искусстве достаточно одной внешней формы, т. е. техники; мне кажется, что одна форма без содержания в искусстве... не может удовлетворить нормального, не вывихнутого нравственно человека. Я очень рад, что в Вашей статье встречаю подтверждение моей мысли... У нас в Крыму погода стоит все время очень скверная, недавно дождем смыло несколько татарских домов, а ветром поломало массу деревьев и посорвало крыш. Да, вообще Крым оказался суровее, чем я ожидал, из пяти месяцев, которые я здесь прожил, едва ли могу насчитать месяца полтора хорошей погоды...

И. Прянишников

4

Алупка, февраля 28 дня 1892 г.

Многоуважаемый Александр Александрович, книжку «Артист» с Вашим портретом и альбом Перова я получил, деньги за которые потрудитесь получить с В.Е. Маковского, я уже писал ему об этом.

Благодарю Вас за память обо мне, спасибо и большое спасибо, что пишете и высылаете все, что меня очень интересует. Вы теперь уже, вероятно, вернулись из Питера, что нового и хорошего? Ежели не затруднит, то сообщите. Благодарю Вас и всех подписавших телеграмму — это меня очень тронуло. Мне почему-то кажется, что выставка нынешнего года очень интересна. Погода у нас стоит все время вполне крымская, т. е. отвратительная. Скучно, и до того скучно, что даже читал газеты, но теперь бросил и играю с женою в дурака — по крайней мере не всегда в дураках остаешься и глаза целы.

Аленушка7 всем Вам кланяется, портретом Вашим она не вполне довольна; говорит, что очень смиренно выглядит, и сходства Вашего нет, а потому и не совсем похож.

И. Прянишников

5

Алупка, апреля 20, 1892 г.

Многоуважаемый Александр Александрович,

извините, что так долго не отвечал на Ваше письмо, все хотелось дождаться чего-либо хорошенького, чтобы поделиться им с Вами, так как произносить хулу на Крым мне уже надоело, а Вам читать и тем более. Ну вот наконец и весна. Благорастворение воздухов, аромат и благоухание заменяются здесь все тем же ветром, что и зимой и осенью, впрочем виноват, у нас теперь стало тепло, а потому, чего не было еще ни зимой, ни осенью, появился туман с моря — прелесть эта, оказывается, даже слаще крымского ветра, ибо производит лихорадку, и не простую, а крымскую.

Очень благодарен Вам за книжку, она доставила мне развлечение, жаль бедного автора, дело его сорвалось, и гешефт от картины и толстовских идей не удался окончательно.

Дедушка Ге8, как человек-практик, сказал ему чистую правду, что дело иметь лучше с умным плутом, чем с дураком, хотя и относительно честным (...).

Жаль также и авторскую супругу, которая обчиталась сонаты9 и полезла на стену, конечно, Толстой виноват, но Ильин10, как юрист, должен знать, что закон и философы писаны не для дураков, а потому не должен был и сам ее читать и жене давать. Ильин очень ловко и талантливо обрисовал Ге, портрет вышел поразителен по сходству, остальное же писано без натуры и не заслуживает внимания. Выводя Ге на живую воду, автор выплыл и сам, и довольно рельефно (...).

И. Прянишников

Примечания

*. Публикуемые письма И.М. Прянишникова к художнику и критику А.А. Киселеву, издателю журнала «Артист», хранятся в Отделе рукописей Всесоюзной библиотеки имени В.И. Ленина (фонд А.А. Киселева 5049 II/12п). Эти письма относятся к 1891—1892 годам. Они представляют бесспорный интерес, раскрывая взгляды Прянишникова на искусство. Переписка Прянишникова с другими лицами, в частности с А.Н. Толстым, до нас не дошла.

1. Документально неизвестно, о какой именно работе говорится в этом письме. По всей вероятности, речь идет о картине «В ожидании шафера», которая долгое время находилась у А.А. Киселева; Киселеву же принадлежало исключительное право ее репродуцирования.

2. И.Х. Дациаро — член Московского Художественного общества, акционер, бравший картины на комиссию.

3. Статья А.А. Киселева «Французская живопись» (по поводу французской выставки 1891 г. в Москве) была опубликована в журнале «Артист», № 16, октябрь, 1891.

В первой части этой статьи, напечатанной в октябрьском номере журнала, автор ставит «вопрос о задачах искусства вообще и живописи в частности». Киселев считает, что «тайна обаятельной силы художественного творчества заключается в иллюзии жизни, так или иначе приближающей нас к идеалам истины, добра и красоты». В этих словах есть оттенок идеалистических взглядов на искусство. Далее Киселев поднимает вопрос о новизне и субъективности и объективности в искусстве.

В № 17 (ноябрь, 1891), 18 (декабрь, 1891) и 19 (январь, 1892) печаталось продолжение этой статьи с конкретным разбором произведений французских художников.

4. Статья В.М. Михеева «В.И. Суриков», «Артист», № 16, Октябрь, 1891...

5. Г.Ф. Ярцев (1856—1918) — художник-передвижник, пейзажист. Его хорошо знал А.М. Горький. Как политически неблагонадежный, Ярцев был сослан в Сибирь.

6. О взглядах Л.Н. Толстого см. главу V, стр. 129—130.

7. Елена Флегонтовна Прянишникова, жена художника.

8. Н.Н. Ге (1831—1894) — выдающийся русский художник.

9. Л.Н. Толстой, Крейцерова соната.

10. В.И. Ильин — юрист, знакомый Н.Н. Ге, возивший его картину «Распятие» за границу.

 
 
Крестный ход
И.М. Прянишников Крестный ход, 1893
Спасов день на Севере
И.М. Прянишников Спасов день на Севере, 1887
Конец охоты
И.М. Прянишников Конец охоты, 1884
В засаде
И.М. Прянишников В засаде, 1881
Задворки
И.М. Прянишников Задворки, 1879
© 2019 «Товарищество передвижных художественных выставок»